Keçid linkləri

Азербайджан в преддверии дворцового переворота?


Хотя и внуривластная борьба уже долгие годы является неотъемлемой частью повседневной жизни правящей клики Баку, но самые резкие движения в этой внутренней междоусобице только сейчас начинают всплывать наружу. И то, пока косвенно. Еще в начале 2004-го года наш центр (Центр Исследований «Восток-Запад») опубликовал аналитический материал о группировках внутри азербайджанской власти и борьбе между ними за влияние на перераспределение ресурсов и принятие политических решений, с описанием полного расклада сфер влияния и списка лиц, входящих в эти группировки.

Несмотря на достаточно серьезные изменения в этом раскладе за прошедшие 13 лет, борьба между основными двумя влиятельными группировками (одна из которых тогда только начинала свое становление) продолжается и поныне.

Несмотря на достаточно серьезные изменения в этом раскладе за прошедшие 13 лет, борьба между основными двумя влиятельными группировками (одна из которых тогда только начинала свое становление) продолжается и поныне. Напомню, что еще тогда в качестве самой влиятельной группировки мы указали часть правящей элиты, возглавляемую пророссийским руководителем президентской администрации Рамизом Мехтиевым. Данная группа была тогда условно обозначена как "Шарурская», по названию района в Нахчыванской Автономной Республике, откуда родом вышел называющийся в простонародье «серым кардиналом» лидер российской «пятой колонны» в Азербайджане.

Еще напомню, что данный материал был опубликован буквально через полгода после того как Ильхам Алиев унаследовал власть от отца - Гейдара Алиева. Тут же оговорюсь, что правильнее было бы сказать унаследовал должность президента, а реально же власть была распределена в большей степени между двумя группировками. Очевидно, что в этих условиях Алиеву-младшему предстояло сделать немало, чтобы получить «место под солнцем» для себя и своей семьи. Именно тогда и была заложена основа новой группировки - клана пашаевых (название клан берет от девичьей фамилии Мехрибан Алиевой - первой леди и ныне также первого вице-президента страны).

Таким образом, уже к началу второго президентского срока Ильхама Алиева (2008 год) кроме вышеназванной «Шарурской» группировки все остальное были окончательно вытеснены и лишены существенной части накопленного капитала, а представители их были либо выдворены из страны, либо рассажены по тюремным камерам.

За все эти годы, начиная с прихода Ильхама Алиева к власти в конце 2003 года, клан пашаевых успел не только сколотить многомиллиардный капитал, но также смог превратиться в команду (хотя и слабую в политическом смысле), не скрывающей своих амбиций на верховную власть в стране. Таким образом, уже к началу второго президентского срока Ильхама Алиева (2008 год) кроме вышеназванной «Шарурской» группировки все остальное были окончательно вытеснены и лишены существенной части накопленного капитала, а представители их были либо выдворены из страны, либо рассажены по тюремным камерам. Что касается капитала пашаевых, то он, разумеется, был накоплен путем казнокрадства, коррупции и присвоения государственного имущества. Другими словами, в полном соответствии с неписанными законами клептократии. Именно на месте выведенных из игры по меньшей мере 3-х относительно слабых группировок возник, стал на ноги и окреп клан пашаевых.

Методы накопления капитала, а также расширения своего политического влияния новоявленного клана не только не выходили за рамки общепринятых принципов и стандартов власти, но порой даже напоминали годы брежневского застоя. Именно в тот период на небосклоне появилась амбициозная Мехрибан ханым, с характерной для фотомоделей внешностью, масштабам подхалимажа и лизоблюдства в адрес которой мог бы позавидовать сам честолюбивый Гейдар Алиев. Путем воздействия на слабовольного супруга госпожа Алиева шаг за шагом внедряла в высокие государственные кабинеты своих людей, которые в свою очередь не только становились активными представителями клана, но и беспрекословно служили дальнейшему обогащению семьи пашаевых, некогда рядовой семьи типичной советской интеллигенции.

Однако, сама философия жизни и понимание политики первой леди достаточно ярко показали себя и в подборе кадров для семейной команды. В высокие государственные кабинеты рассаживались люди, отличающиеся не только непрофессионализмом и полной отчужденностью от простого народа, но порой даже лишенные чувства ответственности за занимаемые должности и элементарные нормы поведения традиционалистского общества.

Все это и их пренебрежительное отношение к народу зачастую выражается настолько явно, что даже члены мехтиевского клана с низким уровнем образования и культуры на фоне первых выглядят куда более приемлемыми обществом, называющим пашаевских кадров обобщенно «шампунчиками».

Все это и их пренебрежительное отношение к народу зачастую выражается настолько явно, что даже члены мехтиевского клана с низким уровнем образования и культуры на фоне первых выглядят куда более приемлемыми обществом, называющим пашаевских кадров обобщенно «шампунчиками». Таким образом, вместо альтернативной команды клан пашаевых за все эти годы смог создать узкий круг чуждых народу и его образу жизни «респектабельных» космополитов, вряд ли готовых и вообще, способных к внутриполитическим баталиям. Перманентные попытки пашаевых нейтрализовать то самого Мехтиева, то его ближайщего сторонника, министра Внутренних Дел Рамиля Усубова так и не увенчались успехом. Периодические позиционные успехи же пашаевской семьи ограничились продвижением своих кадров, но не более того. Что касается мехтиевского клана, то внури страны он исключительно опирается на дерзкую и сплоченную нахчыванскую команду, преимущественно с советским прошлым. Впрочем, как и сам Рамиз Мехтиев, в бытность секретарь ЦК Компартии Советского Азербайджана. Кстати, клан пашаевых тоже не лишен традиционной региональной социальной базы – он выдает себя за защитников интересов бакинского и ширванского региона, часть предствителей которой считают себя временными поселенцами на своей территории, оккупированной нахчыванцами. Как видим, кланы ведут борьбу не только между собой, но и умело вовлекают в нее миллионы граждан страны, противопоставляя их.

Разность основных двух кланов этим не ограничивается, у них также разные внешние покровители. Именно поэтому провозглашенная еще Алиевым-старшим так называемая сбалансированная внешняя политика в годы правления его сына тоже была подвержена определенной коррекции. Видно Ильхама Алиева убедили, что безошибочным внешнеполитическим выбором для того, чтобы защитить себя, обезопасить, а также укрепить власть семьи, является близкое партнерство с Израилем, которое может также гарантировать получение опеки со стороны международных произраильских лоббистов. Справедливости ради следует отметить, что подобный расчет оправдал себя в немалой степени, хотя нетрудно было понять, что он не может вызвать особого восторга у двух крупных соседей Азербайджана - России и особенно Ирана. Постепенное углубление внедрения Израиля в Азербайджан (особенно в области безопасности и военного сотрудничества) приносил свои дивиденды также на международной арене.

Дело дошло до того, что в Вашингтоне попросту закрыли глаза не только на разгром Алиевым демократической оппозиции, прессы и НПО, но даже не отреагировали на закрытие деятельности и выдворение из страны самих американских и европейских СМИ и институтов.

Дело дошло до того, что в Вашингтоне попросту закрыли глаза не только на разгром Алиевым демократической оппозиции, прессы и НПО, но даже не отреагировали на закрытие деятельности и выдворение из страны самих американских и европейских СМИ и институтов. Политическая система страны была поэтапно разрушена, авторитаризм (а параллельно и криминализация власти) достиг уровня, даже не очень характерного для семейно-клановых систем управления. Многомиллиардные поступления от продажи нефти и газа настолько безжалостно разбазаривались, что Азербайджан по своим показателям социально-экономического развития не смогла уйти далеко от таких стран, как Камерун, Нигерия и Венесуэла. При этом различние западные финансовые и другие институты представляли Азербайджан чуть ли не образцом свободного рынка и экономических свобод, цинично ссылаясь на тотально сфальцифицированные данные Госкомстата. Именно в этих условиях в стране воцарились полное игнорирование свободы слова и прессы, тотальная слежка за гражданами, безальтернативность официальной пропаганды, а также жесткое подавление любой формы инакомыслия. На фоне такого системного насилия грабились миллиарды, а азербайджанское общество становилось молчаливым и покорным. Немало усилий в этот процесс было вложено также разного рода лоббистами алиевского режима, а также лицемерным отношением всему происходящему в Азербайджане глубоко коррумпированных международных организаций и структур. Дело доходило до того, что даже послы некоторых демократических стран Европы открыто игнорировали любого рода контакты с активистами, критикующими власть, боясь попасть в немилость «семьи». В списках лоббистов алиевского режима высвечивались такие имена, как Генри Киссинджер, Збигнев Бзжезинский и Ганс-Дитрих Геншер. Десятки американских сенаторов и конгрессменов были вынуждены вернуть подарки, полученные от властей Азербайджана во время их визита в Баку, после жестких разоблачительных статей в таких изданиях, как Нью Йорк Таймс и Вашингтон Пост. Но даже несмотря на спорадические разоблачения, дела коррумпированного семейно-кланового режима шли как «по маслу».

Однако, резкое падение цен на нефть и крупные коррупционные аферы (например, крах финансового рынка страны, инициированный баналным ограблением Международного Банка Азербайджана), а также потеря интереса Запада к Азербайджану стали резко повышать уязвимость режима и обнажать ее кровоточащие язвы, на что последний стал еще более параноидально реагировать усилением репрессивного аппарата. Но горький исторический опыт подобных режимов показывает, что в условиях социально-экономического кризиса репрессии являются далеко не самым эффективным средством. По крайней мере, в долгосрочной перспективе это не обещает ничего обнадеживающего. Волны девальваций, приведшие к резкому обнищанию основной части населения, углубление раскола между двумя вышеописанными группировками, рост чиновничьего беспредела, а также развал институтов власти поставили алиевско-мехтиевско-пашаевскую власть перед фактом: страна катится к хаосу и остановить это почти невозможно будет. А когда еще все это происходит в условиях резкого обострения геополитической борьбы, то угроза для разрозненной власти удваивается.

Подрыв доверия к США и Европе, а также разочарования в ожиданиях западной поддержки в строительстве правового демократического государства, отвернули от Запада часть даже самых ярых сторонников и носителей ценностей, принятых называть западными.

Резкое снижение интереса США и Европы к Азербайджану создает благоприятные условия для повышения роли России, которая все эти годы не только не допустила разрушения своей сети в Азербайджане, но даже достаточно расширила ее влияние. Подрыв доверия к США и Европе, а также разочарования в ожиданиях западной поддержки в строительстве правового демократического государства, отвернули от Запада часть даже самых ярых сторонников и носителей ценностей, принятых называть западными. Оказалось, что самая высокая ценность, которую Запад преследовал в Азербайджане - это нефть. В этом смысле тоже не удивительно, что Россия, являющееся военным союзником Армении, оккупировавщей азербаджанские земли, смогла завоевать лояльность даже в стране национал-демократов, традиционно считающихся прозападными. Угроза стремительного распространения нетрадиционных для страны радикальных толков Ислама (к примеру, верующими, большинство которых исповедует шиитский толк Ислама, ваххабизм воспринимается не иначе, как западный феномен) повысил и без того высокий уровень симпатий к России среди религиозной части населения. В этих условиях и особенно в преддверии подписания 15 сентября с.г. договора о продлении действия «контракта века» (нефтяного договора между Азербайджаном и западными кампаниями) до 2050 года переход России к конкретным действиям (был) вполне предсказуем и логичен. И как уже видно из косвенных признаков интриг внутри азербайджанской власти влияние алиевской четы достаточно ограничено пророссийской группировкой, что невозможно было бы без прямого содействия самой России. Не исключено, что подобное развитие может привести к полному отстранению «семьи» от власти в ближайщем будущем. Следовательно, уже сегодня с определенной долей уверенности можно сказать, что Азербайджан находится в преддверии дворцового переворота.

Если он еще не свершился, конечно...

Yazıdakı fikirlər müəllifin şəxsi mülahizələridir.

Sənin fikrin

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG